Как страшно, в то время, когда между родными нет любви! Но еще ужаснее, в случае если ее сменяет чувство мести. В супружеской жизни это бывает, но познание беды приходит в большинстве случаев через чур поздно.

Первое чувство о домашних бедах было почерпнуто мною много лет назад из старого женского издания. Он пылился у бабушки на антресолях, и на второй его странице было напечатано письмо. Вопреки обыкновению, обращение в нем шла не о удоях и советских урожаях, а о несложной женской доле.

Кратко вот оно:

"Женились молодыми. Через месяц по окончании свадьбы супруг заругал меня за не хорошо приготовленный обед. Я разобиделась, он — побил. И с того времени в отечественной семье поселилась неприязнь.

Сравнительно не так давно мой супруг погиб, и я осознала, что тридцать лет не имела возможности забыть ему той юношеской грубости. Тридцать лет мы прожили в раздоре. Не было главного — прощения, и вся жизнь прошла в злобе. Это погубленная судьба:"

Грустная притча вспомнилась мне неслучайно.

Пару дней назад в 60 секунд откровенности ветхий приятель поведал о смерти собственного тестя. "Он был весьма властный всю жизнь и человек руководил детьми и женой. Под старость произошла хворь. Его частично парализовало, и тесть не имел возможности нормально ходить. В то время, когда мы гостили у своих родителей жены, увидели, что отношения их кардинально изменились.

Мужчина жаловался на заболевание и чуть не плакал, а свекровь огрызалась: "Надоел ты уже! Я и сама больная, ко всему прочему ты со своим нытьем!" От этого беседы меня покоробило, но чужая семья имеется чужая семья: Через два дня тесть повесился. Умирал он в поликлинике целую семь дней, а супруга ни разу его не посетила".

В одном случае дама через чур поздно забыла обиду ветхую обиду, в другом прежняя любовь превратилась не в неприязнь, а практически в убийство, по причине того, что равнодушие жены выяснилось для мужчины хуже петли.

Быть может, она опомнилась позднее: И — как сейчас живет? Не вернуть того момента, в то время, когда вместо раздраженного окрика она имела возможность негромко погладить мужа по голове. Секунда сострадания спасла бы человеку жизнь. Увы.

Вы сообщите, что заботиться за тяжело больным человеком, неизменно сострадая ему, нереально.

Неправда. У меня перед глазами живой пример собственных дедушки и бабушки. Уверена, что и между ними всякое бывало за пятьдесят лет совместной судьбе. Но в то время, когда у бабушки произошёл инсульт, дед три года ходил за ней, как за малым ребенком.

Он обучился варить борщ и убирать квартиру, поменять ежедневно белье а также — писать нам письма (раньше это делала бабушка). И ни разу не посетовал. Он пережил бабушку на восемь лет.

Знаю, что никто не имел возможности укорить этого сильного человека, словно бы он недодал любви собственной больной супруге. Он продолжительно горевал о ней, но совесть его была спокойна. Данный покой много стоит.

В любом домашнем конфликте существует две стороны. В случае если имеется обиженный, имеется и обидчик, положение которого в один раз может оказаться весьма страшным. Из уст в уста передается рассказ о последних днях видного музейного деятеля. По окончании инсульта ученого выписали к себе, но через пара дней сотрудника нашли его в ужасном состоянии. Голодный, он лежал на голом матрасе и шепотом просил: "Заберите меня от жены".

Оказалось, что дама, которой он не в один раз изменял в собственной активной жизни, отказывала мужу в еде и уходе. Так он и погиб — кроме того без простыни. Была ли честной эта последняя месть? Нет. Месть по большому счету не бывает честной.

И нельзя исключать, что позднее дама раскаялась в собственной бессердечности, но поменять уже ничего не сумела.

Нужно мочь прощать — вот единственная мудрость, которая выручает осень семьи. Будем обучаться.

Comments are closed.

Post Navigation